Я знаю, что вы сделали этим летом

Я знаю, что вы сделали этим летом

Автор: Лис зимой
Бета: -
Рейтинг: G
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Humor
Дисклаймер: герои хотели бы принадлежать г-же Ролинг, но после того, что с ними сделали, не могут.
Саммари: Гермиона за лето сильно изменилась.
Комментарии: Предложения, выделенные курсивом, принадлежат авторам фиков о Гермионе.
Статус: Закончен

Скачать одним архивом Открыть весь фанфик Оставить/посмотреть комментарии

Глава 1.

Я знаю, что вы сделали этим летом.

В этот прекрасный солнечный день на дворе стоял прекрасный солнечный день.

Деревья начали снимать свои пышные золочёные кроны, орошая ими всё вокруг.

Первого сентября на платформе 9 ¾ смешались в кучу кони, люди и герои фика.

Любимый алый паровоз Хогвартс-экспресс за лето сильно изменился. Теперь его украшали рекламные плакаты «Храните деньги в банке Гринготтс!», «Летайте метлами Нимбус!», «Имидж ничто, сливочное пиво — все!» и многие другие.

На перроне там и сям сновали ученики, их родители, львы, орлы и куропатки. Один раз даже промелькнул Вольдеморт в элегантном костюме от Armani, но его все равно никто не заметил, кроме режиссера Йетса и Гарри Поттера — юного юноши семнадцати лет, студента факультета Гриффиндор, надежды магического мира и обладателя лица со шрамом в очках. У Гарри были расстегнуты джинсы, а в остальном он был спокоен.

Гарри Поттер за лето сильно изменился. Сделать это ему пришлось по ряду причин. Дело в том, что Гарри раньше думал, что на седьмом курсе ему придется заниматься поисками оставшихся хоркруксов, а в конце года встретиться с Вольдемортом в последнем и решительном бою. Но, поскольку вся эта политика слабо интересует молодежь в возрасте 11-15 лет, то оказалось, что в этом году Гарри придется заниматься совсем другими вещами: крутить роман с Джинни Уизли, выступая слегка отсвечивающим фоном для любовных отношений Гермионы с профессором Снейпом. Поисками же хоркруксов пока займется профессор Дамблдор, гибель которого лучше проигнорировать, если вы, конечно, не хотите, чтобы ваш фик превратился в скуку смертную, как у писательницы Ролинг.

Итак, Гарри стоял на платформе, мужественно облаченный в обтягивающую черную кожаную куртку, эффектно подчеркивающую его накаченные за лето рельефные мышцы ягодиц. Ветер теребил его отросшие до колен черные волосы, а солнце, резвясь, играло в глазах-изумрудах. Этот образ читателю стоит сохранить в своем сердце, потому что персонаж Гарри Поттера авторов фиков о Мэри-Сью интересует слабо, поэтому надежды магического мира больше не будет.



На другой части перрона стоял Рон Уизли, который за лето сильно изменился: за ненадобностью использования в мэрисьюшных фиках признаков человеческой личности, (поскольку канонные отношения Рон-Гермиона никого не интересуют, а туповатый бывший поклонник все-таки требуется), Рон приобрел привычку пускать изо рта слюну, озадаченно морщить брови в ответ на любой вопрос, сложнее чем «Который час?» и необходимость питать организм едой 24 часа в сутки.

Рядом с Роном стояла его сестра Джинни Уизли. Джинни за лето не очень изменилась, поскольку и раньше была клевой шкирлой. Разве что начала носить лифчик Wonderbra и читать по ночам маггловские порнографические журналы, чтобы стать достаточно подкованной в вопросах секса и в нужный момент дать толковый совет Гермионе, решившей начать жить половой жизнью с профессором Снейпом.

В отдалении от членов семьи Уизли над перроном гордо реял отпрыск древней аристократической фамилии, слизеринский принц и нордический блондин с поволокой Драко Малфой. За лето он изменился до неузнаваемости. В отличие от Гарри Поттера он не качал мускулатуру и не превратился в периодически гыкающий предмет обстановки, как Рон Уизли. Изменения с ним произошли куда более серьёзные и необратимые: Драко влюбился в Гермиону Грейнджер, хотя ещё и не знал об этом (набросаем скупыми штрихами картину его ближайшего будущего. Драко встал перед ней на свои колени и, умолял. Об одном. Чтобы она вышла за него. Тут вошла Белатрикс и удивилась, а потом закричала чтобы Драко не смел жениться на грязнокровке, ведь он уже начал!) В качестве дополнительного штриха отметим, что Драко ввел в свой лексикон фразу «Срань Господня», которую периодически произносил гнусавым голосом переводчика Володарского.



Помимо вышеперечисленных героев, в качестве живенького фона для развития дальнейших событий на перроне также стояли:

— Невилл Логботом (за лето не изменился; по-прежнему роняет предметы и взрывает котлы, искоса бросая вожделеющие взгляды на Гермиону Грейнджер, в честь которой назвал свою новую жабу);

— Пэнси Паркинсон (за лето не изменилась; все ещё сохнет по Драко Малфою, исходя черной завистью к новой первой красавице всея школы Гермионе Грейнджер);

— Чжоу Чанг (за лето сильно изменилась; сделала пластическую операцию, чтобы как можно больше походить на божественную Гермиону, в результате чего теперь вынуждена ходить в парандже);

— Блейз Забини (за лето превратился в гермафродита, потому что не все авторы мэрисьюшных фиков дочитали до того момента в книге, когда выяснилось, что Блейз Забини — парень, поэтому половая принадлежность героя размылась);

— Лаванда Браун, Парвати Патил и прочие студентки школы (за лето решили, что в школе нужно заниматься серьёзными делами, поэтому забили на учебу и переключились на устройство личной жизни);

— другие, ещё менее значительные действующие лица, иногда возникающие в фике, когда автор вспоминает, что действие его нетленки разворачивается Хогвартсе, а не в родной школе номер 1234 в городе Ростове, улица имени Свободы Слова От Смысла, дом 5.

В центре же перрона, мироздания и событий стояла ОНА.

Гермиона Грейнджер — лучшая ученица и самая красивая девушка в Хогвартсе.

Гермиона за лето сильно изменилась.

Розовые изгибы губ и тёплые шоколадные глаза придавали живость ее лицу.

Она сделала операцию по увеличению груди и уменьшению мозгов, начала одеваться в стиле вокзальной проститутки, прекратила беспокоиться о сдаче экзаменов, нарастила акриловые ногти, украсила пирсингом левую ноздрю, а правую грудь татуировкой с надписью «Северус форевер» и забыла о том, как её зовут. «Герми» — так называл ее Гарри, когда нуждался в чем-то, Рональд предпочитал «Миона», неугомонные Фред и Джордж звали ее «Крошка Миона», а когда она просила оставить ее в покое — «Плакса Миона». Бабушка и дедушка обожали малютку «Мими».

В настоящий момент Гермиона была одета в черную кожаную мини-юбку с разрезом до ягодиц, впадавшую в упругие изгибы её девичьего тела. Грудь удерживалась в корсете, но непреклонно рвалась на волю. Ноги оканчивались не обычными скучными человеческими ступнями, а босоножками со стразами на тридцатисантиметровом каблуке.

В одной руке она держала шикарную сумочку с большой золотой пряжкой в виде фестрала в полете и с логотипом Luis Benetton, а в другой руке — случайно оказавшуюся у неё Непобедимую палочку, которую по рассеянности потерял впавший в перманентный мэрисьюшный маразм профессор Дамблдор. С шеи Гермионы на грудь Гермионы плавно струилась тонкая золотая цепочка, на которой висел изумруд, обрымленный бриллиантами. Это был талисман, наделяющий Гермиону способностями к высшей белой и черной магии, умению превращаться в любое животное, насекомое и растение, знанию всех известных человечеству языков, включая мертвые, и боевых искусств, телепатией, телепортацией и фотографической памятью. Попутно талисман транслировал в сознание Гермионы краткий курс японской школы гейш, чтобы в подходящее время профессор Снейп почувствовал, как все мысли мгновенно смешались в одну бесформенную массу.

Впрочем, пока до этого было ещё далеко.

Поезд выпустил в ничего не подозревающее небо клубы дыма, сложившиеся в надпись, рекламирующую салон мадам Малкин, и тронулся вместе с автором.

Глава 2.


8698653323093705.html
8698701579568034.html

8698653323093705.html
8698701579568034.html
    PR.RU™