Право как достижение справедливости  

Право как достижение справедливости

Сущностное единство права и справедливости уже заложено в этимологии этих слов (ср. также: в английском "справедливость" и "юстиция", в латинском "справедливость" и "суд"). Справедливость воплощается в праве, а право существует лишь как справедливое право. Несправедливое право - бессмыслица, вроде "грязной чистоты". Несправедливым может быть законодательство, но в этом случае законодательство являет собой произвол государственной власти, которая лишает себя опоры в общественном правосознании.

Наука (социология) не знает, что такое справедливость. Она лишь может констатировать закономерность человеческого общения, состоящую в поддержании баланса между отдачей и приобретением в процессе обмена идеями, эмоциями, информацией, материальными и духовными благами. Мера, с помощью которой осуществляется эквивалентный обмен, называется справедливостью. Несправедливостью называют ситуацию, в которой имеют место неоправдавшиеся ожидания, невосполненные усилия.

Философия не может удовлетвориться таким объяснением справедливости, поскольку остаются неясными ее критерии и соотношение с другими человеческими ценностями - свободой, правом, гуманизмом. Нам необходимо сущностное определение справедливости, без которого трудно понять происхождение социальной энергии, опрокидывающей вековые династии, политические режимы и традиционные нормы. Перед людьми, жаждущими справедливости и не находящими ее в правовых установлениях, не устоит ни одна власть, ни одно государство.

Формулу справедливости открыли миру римские юристы, провозгласившие: "Каждому - свое!" В этой формуле справедливость являет собой закон всеобщего, по которому каждое существо вправе рассчитывать лишь на то, что соответствует его сущности. Благодаря принципу справедливости мир удостоверяется нами таким, каков он есть. Социальные отношения приобретают устойчивость, если каждый имеет в жизни то, что соответствует его заслугам. Что же, однако, считать заслугой?

Понятно, что заслугой воина будет храбрость, а заслугой врача -осторожность. Добродетель состоит в том, чтобы в своем существовании соответствовать свой сущности. Поскольку люди в силу природных данных, социального статуса, профессиональных навыков и личной культуры различны, справедливое устройство жизни состоит в том, чтобы каждый мог состояться в своем качестве и реализовать заложенные в нем возможности. Справедливость, стало быть, включает в себя требование свободы, без которой никто не может стать самим собой. Безразличие к самому себе исключает необходимость в свободе и чувствительность к справедливости. Если я не нашел своего места в мире и ничего не могу назвать своим, мне не на что претендовать, я не являю собою повод справедливого устройства дел. В одном из диалогов у Платона Сократ замечает: "Справедливость состоит в том, чтобы каждый имел свое и исполнял тоже свое"12, "...заниматься своим делом и не вмешиваться в другие - это и есть справедливость"13.



Справедливость сохраняет разнокачественность в мире и является гарантией того, что всякая вещь имеет свои границы и свою определенность. В справедливом обществе, следовательно, судьба различна у лентяя и труженика, преступника и героя. Но кто определяет судьбу? Не является ли судьба делом случая? Кто из нас может поручиться в том, что наши природные данные, особенности характера и привычки составляют именно наш выбор?

Гарантией того, что вся наша жизнь и даже наши личностные свойства принадлежат именно нам, характеризуют нас и не производны от не зависящих от нас обстоятельств, служит равенство возможностей. Принцип равенства наполнен экзистенциальным смыслом, он знаменует собой отказ общества решать за отдельного человека те вопросы, ответы на которые связаны с ценностным выбором. Усвоение ценностей - прерогатива человека, общество должно быть озабочено их согласованием и созданием механизма их реализации. Обеспечение равенства - это устранение произвола человеческой воли в жизни других людей. Иначе говоря, реализация справедливости предполагает уничтожение субъективной воли тех, чьи действия определяют судьбу другого человека. Если, скажем, я продаю товар, то его оплата не демонстрирует мне индивидуальную волю покупателя, ибо всякий покупатель обязан при покупке сделать то же самое. Справедливость скрывает в себе шаблон, стандартное решение, благодаря чему я получаю возможность результаты взаимодействия с другими людьми считать своей заслугой или же своим поражением. Это обстоятельство объясняет внутреннюю потребность справедливости в праве, которое определяет некие схемы, модели взаимоотношений безотносительно к особенностям индивидуальной воли лиц, вступающих друг с другом в правоотношения. Норма права безадресна, она абстрактна, правило поведения, сформулированное в ней, не теряет юридической силы в зависимости от того, каким субъективным смыслом наполнена жизненная ситуация, в которой встретились носители взаимных прав и обязанностей.

В справедливо устроенном обществе человеку возвращают затраченные им усилия в виде каких-либо благ. Невосполнение жизненной энергии меняет ориентиры человеческой деятельности, поэтому общество объективно заинтересовано в том, чтобы отсутствие справедливости не сказалось бы отрицательно на социальной активности его членов. Социальная несправедливость, возведенная в принцип государственной политики, затрудняет общение людей, ибо оно становится непредсказуемым в своих результатах. Обессмысливается работа, творчество, ибо успех может стать причиной несчастий. С воцарением несправедливости единственным законом социальной жизни становится случай, а наиболее эффективной формой защиты собственных интересов - насилие. Несправедливость покушается на бытие, поскольку существование чего-то возможно лишь в рамках целого. В природе вещей заложено их соответствие друг другу, нарушение этого соответствия меняет характер и результаты их взаимодействия: из конструктивного оно превращается в деструктивное. Отказ от соразмерности в природном и физическом мире наказуем: нарушение пропорций при изготовлении лекарства влечет смерть пациента, нарушение экологического равновесия чревато оскудением флоры и фауны.

В социальном мире несправедливость служит источником вражды между личностью и обществом. Если несправедливость оборачивается для человека утратой жизненного пространства, он не считает себя связанным какими-либо обязательствами перед ним и потому готов к бунту. Если же несправедливость оборачивается для человека незаслуженным успехом, его судьба также незавидна: он не знает цены успеха и обречен на поражение в изменившейся обстановке. Придворный поэт будет предан забвению, а политический лидер, окруженный льстецами, - поруганию. Общество, как и отдельный человек, утрачивает жизнеспособность, если овладение благами несоразмерно затрачиваемым усилиям.

Таким образом, в число необходимых предпосылок справедливости входят возможность самоопределения (свобода), равенство, механизм установления социальных стандартов (право), механизм распределения социальных благ и, наконец, система ценностей, в нашем случае выполняющая знаковую функцию14.

Поскольку право входит в содержание справедливости, нам важно уяснить логику тех, кто противопоставляет одно другому. В частности, представляет интерес позиция современников по отношению к праву ушедших в прошлое исторических эпох, а также нынешние идеологические споры о том, какая система права справедливее.

Думается, что право нельзя оценивать, находясь вне системы ценностей, которую оно обслуживает. Для юго, чтобы определить феодальное право как "не-право", надо не быть феодалом или, по крайней мере, не состоять с ним во взаимозависимых отношениях. По сути дела, источником морального пафоса современных обличителей средневековых порядков служит неприятие самого средневекового человека: ему надлежит быть другим (подразумевается - таким, как сам автор, принадлежащий современной культуре).Кровная месть или ордалии сегодня возмущают общественное правосознание, по причине чего целые исторические эпохи объявляются неправовыми, лишенными права. Стараясь придать праву большую ценность, сторонники исторической критики права лишь доказывают обратное: без права можно прожить целую эпоху, право - необязательный элемент человеческой культуры.

Другая познавательная ситуация представлена дискуссией о том, какое право нам нужно. Если право - это мера достигнутой обществом справедливости, понятно, что мера изменчива. Санкции правовых норм подвижны, статус осужденных за преступление может быть различным по объему правоограничений и т.д.

Большая часть критических высказываний о несправедливости права к проблеме справедливости отношения не имеет, поскольку объектом собственных справедливых устремлений может быть лишь чужое благо. Коль скоро справедливость включает в себя возможность самоопределения, никто не имеет достаточных оснований для заявлений о собственной значимости для других. Навязывать свое бытие другому - значит лишать этого другого свободы самоопределения. Поэтому, например, в требовании о восстановлении на работу содержится личная заинтересованность уволенного работника. Его требования о соблюдении трудовых прав справедливы в том лишь аспекте, где он не усматривает в данном конфликте лишь собственную беду15.

По-настоящему противостояние права и справедливости возникает в процессе отчуждения от права. Если справедливость выходит за пределы правовой жизни, значит это право становится "чужим". За этим ощущением скрыты ожидания нового права, где справедливость могла бы воплотиться в наибольшем объеме. Стало быть, оппозиция права и справедливости на самом деле свойственна недоверчивому отношению к праву и власти: их несовершенство непростительно.

Право упрощает взгляд на человека, и потому следование логике справедливости чревато умалением принципа гуманизма. Справедливость стремится к определенности, она вынуждает право ставить знак равенства между деятелем и его деянием. Гуманизм отрицает это тождество и не признает нормы. С точки зрения справедливости, отмечал Н.А.Бердяев, человек хорош, потому что поступает хорошо. На самом же деле все наоборот: он потому и поступает хорошо, что сам - хорош16. Следует признать, что справедливость и гуманизм - два соперничающих принципа права. Один ограничивает действие

другого. Право без справедливости - произвол, право без гуманизма -бездушная логика, уничтожающая в социальном человеческое. Однако право не может быть выше справедливости, а гуманизм превосходит право и справедливость, и его утверждение в жизни не имеет своей обязательной предпосылкой эти ценности.




8697678514071509.html
8697723156863151.html

8697678514071509.html
8697723156863151.html
    PR.RU™